Обо мне, личный блог,  Работа с Родом

О наших близких героях.

О наших близких героях.

Друг моего папы, Александр Серпак, мастер спорта СССР по альпинизму, написал книгу про свои путешествия. Одну, и потом вторую.
Они изданы, красиво напечатаны, и обе подарены нам в семью.


И только сегодня я узнала, что во второй книге есть глава, которую написал мой папа. И то, узнала совершенно случайно, в разговоре с папой про совсем другие ситуации.

Причем написано шикарно, так интересно, что просто не оторваться…. Я читала – и млела от восторга.

Вот как так получается, что «скромность, которая второе счастье», часто оставляет нас в неведенье про какие-то важные события наших близких героев?
Рассказал бы нам папа про это? Да похоже что никогда.


При этом, в Одессе, мой папа альпинист, которого очень многие знают, и уважают.

И его имя – как бренд надежности и порядочности. В альпинистских экспедициях он объездил половину Земли, был на всех восьмитысячниках мира. И это — просто огромная часть моего детства, такая важная и такая солнечная…

Мои родители — одногодки, они вместе с 19 лет, и вместе прожили всю свою жизнь.
И это, наверное, одни из самых светлых и счастливых отношений, которые я видела.

Об этом я уже писала здесь

Как прожить вместе 44 года в счастливой любви?

У моих родителей сегодня годовщина свадьбы - 44 года они уже вместе. То, как они выстраивали свои отношения - невероятно ...
Тег «Далее»

При том, что жизнь у них всегда была очень разная и очень бурная, и это никогда не был лайт-вариант или тепличные условия.

Мои родители познакомились и всю юность провели в туристском клубе «Романтик»

В походах, с песнями возле костра, с друзьями на которых можно положиться. Тех денег, что они зарабатывали, хватало на то, что им было важно, и мы с сестрой, наверное, посмотрели всю страну, потому что возили нас в походы от края до края.


Сейчас главный рецепт счастья от моей мамы, который она дает моим подружкам за чаем с пироженками – «Не трогай мужа, не тяни его в изменения. Занимайся собой, а мужа просто люби. ЗАНИМАЙСЯ СОБОЙ, а он пойдет в этом за тобой».
И это действительно ее флаг по жизни, который, наверное, и спас брак моих родителей на многих ухабах и встрясках жизни.


Никто не учил их поколение, как создавать счастливые отношения. Такого цунами информации, как сейчас, полезной и не очень, тогда не было и в помине. Главные рецепты и ценности, как жить вместе, им передавали в семье, кому повезло. Или в толстенной книге «Домоводство», которая тоже обычно переходила из поколения в поколение.


В нашей семье расстановка сил всегда была такая:

Папа-альпинист, супер-герой, такой молчаливый греческий бог, от которого млели все женщины вокруг. Он с упоением занимался альпинизмом, побывал во многих горных экспедициях и на всех восьмитысячниках мира.


И мама – искристая и милая, красивая как французская кинозвезда, но искренне считающая, что нет в ней ничего особенного. Она всегда была вся в муже, невероятно очарованная всем, что он делал и какой он настоящий мужчина и герой. И как нам всем повезло, что он с нами.


В моем детстве, в конце каждого лета мы встречали в аэропорту пап из экспедиции. Соскучившиеся горластые дети гирляндами висят на заборе из металлических прутьев, отделяющим поле аэродрома…. Взволнованные и счастливые мамы в нарядных платьях….

И от самолета появляется вереница пап – жилистых и мускулистых, загорелых до черна, как ковбои Мальборо. И с огромными рюкзаками за спиной, на которых сверху закреплены ледорубы и каски.

А внутри — обязательно сладкие дыни из Азии, курага и финики. Когда эти дыни разрезали для нас, дольки были похожи на турецкие сабли – длинные, загнутые и невероятно сахарные, с ароматом, от которого можно было сойти с ума…..


Альпинизм всегда был главным интересом в жизни моего папы.

А мы, — и я, и мама, и моя младшая сестра – любимым и родным, но — дополнением к этому. Не главным.

И мы это принимали, и жили как мама – в очарованности и восхищении нашим папой.


Сначала альпинизм был как дело жизни, потом стал профессией, и мой папа до сих пор занимается промышленным альпинизмом.


Но интересно, как постепенно, фокус его ценностей сместился на нас. Во многом благодаря моей маме, ее мудрости. И тому, как она в какой-то момент, из красивенького приложения к мужу, начала заниматься собой и своим развитием.


На Дне Рождении моей мамы прошлой зимой, мой папа произнес тост, который я наверное запомню на всю жизнь.

Собрались все друзья, которые с моими родителями вместе уже почти 48 лет. И папа сказал им, что раньше для него главным было – альпинизм, походы, друзья, достижения…. А сейчас – служение. Служение своей семье, своей любимой жене, дочкам и внукам.


И он действительно так живет. Он – наш личный бэтмен, он всегда включается, когда нужна его помощь, и именно он – главная каменная стена и опора нашего Рода.

При этом, про его личные достижения сейчас узнаем почти случайно.
Друг моего папы, в книге которую он подарил нашей семье, написал рядом со своим автографом «Валик! Хорошо, что мы своими путешествиями дали повод написать книгу!».


А мне кажется, что они всей своей жизнью дали повод написать о них книгу)))
И мне кажется, о своих личных героях, таких близких, таких скромных, нужно знать и писать в каждой семье.
Потому что их жизнь – часть нас. Светлая, лучшая и теплая.

Юлия Бойко женские практики

И добавляю главу, написанную моим папой, Валентином Бойко.

Для книги Александра Серпака «Правила игры».

Юлия Бойко женские практики

«Мир путешествий мне открылся в раннем детстве.

Когда одним прекрасным летним утром я узнал от родителей о предстоящей поездке на море.

В Краснодоне, где я родился и жил, моря не было.

Купание было доступно или в ставке (рукотворном водоеме), или на речке Северский Донец. Реку называли просто Донец. Про Северский я узнал позже из географии. А почему именно Северский, а не Северный, не знаю до сих пор.

У моего отца был друг.

Причем их дружба имела широкий спектр: на работе друг был начальником, после работы дружили семьями, строили дачи на соседних участках, ездили на охоту и рыбалку. Для рыбалки отец сам плел сети. Удочками они не пользовались.

У друга отца имелась машина «Волга», роскошь по тем временам, но и отличное средство передвижения. Вот на ней нам и предстояло путешествие на море!

Предстояло! Я помню, что само ожидание путешествия было уже чем-то необыкновенным!

В моей детской жизни кроме уже существующих радостей, таких как летние каникулы, подаренный велосипед «Школьник», бабушкины пирожки, созревшая белая шелковица в соседнем дворе, детские игры в войнушку, мушкетеров и прятки появилось это ожидание.

Мной был составлен список всего необходимого для жизни в путешествии и на море.

Первым в списке стоял надувной спасательный круг, т.к. хорошо плавать я еще не мог. Красно-желтый резиновый круг был приобретен в универмаге вместе с маской и трубкой для дыхания под водой! 

Саму дорогу к морю я не запомнил. Видимо, ярких впечатлений было слишком много и они поочередно накладывались одно на другое.

В машине нас было шестеро: мои родители, друг отца с женой и внуком Вовой и я.

Мы проезжали села с росшими вдоль улицы абрикосовыми деревьями, усыпанными спелыми плодами, покупали свежие овощи и парное молоко у хозяек, останавливались возле колодцев с вкуснейшей водой.

Приехали же мы в Краснодарский Край на Черноморское побережье близ города Геленджик.

На дикий берег бухты, где расположился автокемпинг.

Мужчинами были установлены три палатки метрах в двадцати от воды, навесы от солнца из простыней.

Все взрослые из нашей команды были геологи, поэтому лагерь был устроен, как надо.

Через пару дней отец нашел неподалеку влажное место под ивами и выкопал там криницу. Вкус этой воды не шел ни в какое сравнение с привозной.

Море меня поразило и захватило мою душу сразу и навсегда.

Необычно соленая вода принимала в свои объятия, бодрила утром, освежала в знойный полдень и светилась зелеными светлячками вечером и ночью, заживляла мелкие ссадины на теле.

Из моря мы с другом Вовкой выходили лишь в крайней необходимости. Пополнять запасы еды мы отправлялись на катере со своего дикого пляжа в Геленджик на противоположный берег бухты. Это было еще одно путешествие!

В то летнее приключение я осознал, какое это счастье жить у моря!

Моим вторым родным городом после славного Краснодона стала Одесса…

Сюда я приехал из провинции поступать в институт.

Школу я окончил неплохо, стать студентом для меня было логичным и привлекательным шагом. Получить высшее образование было престижно, а вольготная студенческая жизнь — вишенка на торте!

Мой отец закончил киевский политехнический институт, ну а я поступил в одесский.

Студент — это человек ищущий  новых знаний, эмоций, приключений, а где это все можно получить, как не в путешествии!

В один из счастливых дней на стене объявлений в фойе главного корпуса института я увидел красочное объявление студенческого туристского клуба «Романтик.

Мимо которого пройти, не обратив на него внимания, было трудно. 

Я оказался в среде туристов, совершенно новой для меня общности людей. Здесь течение студенческой жизни из ламинарного потока превращалось в турбулентный, впечатления от событий зашкаливали все мыслимые отметки!

Здесь проводили походы выходного дня по окрестностям Одессы, собирались по средам на лекции по туризму, во вторник и четверг были тренировки физические, а в субботу или воскресенье — технические, весной и осенью клуб проводил слеты.

И все это было подготовкой к настоящему путешествию, походу!

Жизнь покатилась увлекательная и веселая. И в этом водовороте нужно было еще успевать учиться в семестре, готовить курсовые работы, сдавать зачеты и экзамены.

Некоторые не успевали, нет-нет, а кто-то вылетал с этой карусели, т.е. из института, приходилось пережидать, а затем восстанавливаться. Некоторые герои заканчивали свое высшее образование не за пять, а за десять лет…

Студенты и туристы — публика поющая под гитару.

Фоном для всех без исключения мероприятий клуба «Романтик» было пение, звучание песен, авторами которых были Визбор и Щеглов, Окуджава, Кукин, Высоцкий, Городницкий, Арик Круп, Берковский. Звезда Митяева взошла позднее. 

В этих песнях был такой широкий спектр эмоций, безумных идей, невероятных историй и глубочайших смыслов, что края и горизонты просто терялись в твоем сознании!

«На Большой Медведице — звездная роса, до Большой медведицы лету — полчаса, на Большой Медведице дышится легко, от звезды до звезды — недалеко»… «Мы станем иными, мы станем чужими, изменим друг другу и сами себе»… «Магнитная разведка уходит на маршрут»…

Друзья — студенты, оказавшиеся со мной рядом в клубе, на слете, в походе до сих пор важны и значимы в моей жизни, хоть прошло уже почти полвека. Друзья остались на всю жизнь, жена — из того же времени. Родная.

Первый поход зимой 1973 года случился на Урал.

Из Южной Пальмиры новосибирским поездом юные искатели приключений едут в переполненном ОБЩЕМ вагоне без малого трое суток до Челябинска.

Третьи полки во всех купе вагона завалены дровами-лыжами, огромными абалаковскими рюкзаками и «зайцами».

Билеты в группе по сложившейся у студентов традиции брали не на всех участников. Примерно треть назначались зайцами, были проинструктированы, замотивированы и подготовлены к опасной игре с проводником и контролером, кто — кого?

Кошмарная на первый взгляд поездка протекает легко и весело. 

В вагоне несколько групп под началом своих руководителей, таких же студентов, только на два-три курса старше остальных участников.

Все ходят друг к другу в гости, пьют чай или что-то едят, поют песни под гитару или без нее, вяжут или штопают шерстяные носки, чинят снаряжение, ставят новые крепления на лыжи, шьют бахилы и подшлемники для защиты от ветра. Всех дел не переделаешь за время в поезде, оно пролетает быстро.

На остановке в Харькове я с товарищем отстал от поезда.

Собирателю  значков Сергею Суркову было край необходимо добраться до киоска Союзпечати, чтобы пополнить свою коллекцию.

Возвращение на вокзал показало, какие мы лопухи.

Время зимнее, одеты мы налегке для короткой прогулки: шерстяная шапочка обязательно, спортивные штаны, тельняшка и брезентовая штормовка, в кармане — три рубля, не потраченные на значки.

А время зимнее, морозец и снег.

Пришлось утепляться газетами из киоска, заправленными между тельником и штормовкой.

После нашего визита к начальнику вокзала была установлена связь со следующей станцией, обеспечено снятие с поезда наших билетов, а нас благодушно пообещали посадить на ближайший поезд до Челябинска.

Все обошлось, но немного поволноваться пришлось всем.

Наша с товарищем неожиданная задержка в пути, к счастью, не оказалась фатальной. На день опоздали мы только на предшествовавшие лыжному походу трехдневные сборы на турбазе под Челябинском.

На сборах одесские лыжники учились стоять и перемещаться на лыжах сначала без рюкзака, тропить лыжню, устанавливать холодный бивак на снегу (армейский шатер с железной печкой внутри), разжигать на снегу костер из свеженапиленных дровишек.

Руководителем моей группы был Костя Васильченко.

Гитарист, чудесный человек, сплотивший воедино нашу разношерстную группу студентов с разных факультетов и курсов.

Меня поразило, как он, не повышая голоса, без шума и суеты выполнял роль начальника группы, отдавал команды, четкие распоряжения и инструкции каждому, и мы его слушались.

Обязанности в группе были распределены точно по судовой роли.

Самыми опытными в группе были Толик Снежко и его девушка Таня Брыкова. Эта пара была оставлена Костей на вокзале в Челябинске (температура — 40 по Цельсию), чтобы двух отставших от поезда разгильдяев встретить и доставить на турбазу на лыжные сборы. О мобильных телефонах тогда даже понятия не было.

Наша встреча произошла. В Челябинске, прискакав налегке по морозу с перрона в здание вокзала, мы с Сурковым лицезрели живописную пару: квадратный Толик Снежко (небольшого роста, но широк в плечах) в каком-то малахае и армейском ватнике и летных унтах возле двух огромных рюкзаков стережет мирный сон своей Татьяны, примостившейся на лавке, головой на его коленях.

На Брыковой были надеты рыжие меховые чуни почти до пояса.

Изумленные челябинцы стояли  полукругом и наблюдали за происходящим. Одесских студентов они представляли себе другими…

В нашей группе кроме меня и Суркова  впервые в лыжный поход попали еще три моих товарища:

Сергей Просветов, ответственный и всеведущий медик и музыкант, поющий под гитару, с тонкой организацией души.

Саша Осипов, прошедший службу в армии, замполит и зам. руководителя группы, веселый и никогда не унывающий румяный здоровячек, тащивший на себе наш обледеневший домик-шатер.

И Виктор Чудиков, прирожденный завхоз по питанию, распределитель всяческой походной вкуснятины, непрерывно  ведущий учет запасов провизии в рюкзаке каждого участника и знающий досконально раскладку каждого походного дня!

С последними тремя персонажами в дальнейшей жизни я побывал не в одном прекрасном путешествии на Урале, Карпатах и Кавказе, сколько было съедено походной соли, спето замечательных песен, пройдено километров дорог!

В походе происходит нечто волшебное:

Человеческие отношения между участниками группы, ее руководителем, события и приключения в путешествии смешиваются с красотами дикой природы, необжитых краев. Вкус и впечатление от этого коктейля не забыть никому, кто его пробовал! С Виктором Чудиковым у меня связаны воспоминания о замечательном путешествии на Кавказ с восхождением на Эльбрус. Но это уже, как говорится, другая история…

Валентин Бойко, 2 августа 2020 г.

Счастья вам, и вашим семьям, мои дорогие.

С любовью, Юлия Бойко.

Юлия Бойко женские практики

Аудио-альбомы Юлии Бойко

Юлия Бойко женские практики