2. Когда Соляные земли становятся домом

Вот уже неделя, как в его замке появились дети. Мальчик и девочка. Выросшие из крови и плоти тех, кого он когда-то готов был бы сжечь своими руками.

Рикаст, князь Соляных земель…. Теперь он делает все, чтобы вывести из под угрозы Эльс и Ярсона…. Что может быть смешнее? Глупее и абсурднее?

Как причудливо дети воплощают в себе черты создавших их. В линиях скул, в повороте головы, в каких-то легких, почти неуловимых движениях, заметных только глазу, привыкшему ненавидеть все это до самой черноты души. Она поворачивается…. девочка с русалочьими глазами, у нее такая забавная мимика, и болтает она о чепухе…. А за ней — он видит совсем другое лицо… жеще, взрослее, с изысканно вырезанными скулами, и зрачками, как лезвия…. Тайлер Майн Лу, лукавый принц-перевертыш….И хочется разбить это отражение, словно кривое, злобное зеркало.

Но и отдавать свои игрушки он оказался слишком не готов. Совершенно неожиданно для него, в игру включилась третья сила, понять и разглядеть которою он не мог, не смотря на все свои умения.

А позволить так быстро кому-то закончить свою игру, и сломать его пешки — этого он не собирался позволять никому.

Юлия Бойко женские практики

В своем замке Рикаст давно обустроил все так, как ему хотелось.

И плевать он хотел на законы князя Северных земель, готового весь мир держать на уровне каменного века. Его замок был построен, как из конструктора — из соляных блоков, с теплой подсветкой внутри каждого.

В оранжереях, прикрепленных, словно соты, к обветренным стенам замка, росли свежайшие овощи и фрукты, образцы которых он собирал с ближайших планет. Таких не было даже в Южных землях, привыкших, что их огромные спелые плоды тают во рту, оставляя нежнейшее послевкусие.

В спальнях здесь сверкали, утопленные в пол — огромные ванны с горячей водой, из прекрасной системы водопроводов. Из кранов вода бежала горячая и ароматная, ее не нужно было нагревать вручную, как во всех остальных территориях этого мира. И меха здесь и на полу, и на постелях, расстилали скорее для красоты и создания атмосферы, чем из реальной необходимости согреться.

Зато во всех куполах потолков были искусно встроены огромные круглые панели, на которые выводилось звездное небо вокруг самых разных планет. Словно причудливые миры заглядывали вовнутрь множеством далеких мерцающих глаз….

Эльс была очарована…

Эта девчонка вообще забавляла его неимоверно. Она готова была учиться у него всему, причем делала это с искренним удовольствием. Не играя на его эмоциях.

Юлия Бойко женские практики

Со стороны то, что они оказались здесь — выглядело, как безумный, жестокий торг.

Эльс и Ярсон оставались у него заложниками со стороны Северных земель. Только на таких условиях обе стороны смогли выторговать для себя мир. Хотя бы на какое-то время.

Соляные земли в этой сделке отдавали от себя князю Мирошу огромную территорию, которая станет теперь разграничительной между княжествами. А по сути, Северные земли отхватили роскошный, сочный, и слишком уж лакомый кусок земли, с рудниками и шахтами, для того, чтобы позволить себе отказаться от такого…Он слишком хорошо знал своего брата, чтобы подобрать именно такую наживку…

При этом, Рикаст был без иллюзий — их договор никогда бы не состоялся, Северный князь скорее дал бы вырезать всех своих людей в Белой септе, и свое сердце в придачу, чем оставил бы в заложниках своего сына. Не озвучь Ярсон и Эльс так неожиданно свое согласие на это.

Мальчик и девочка…. Теперь, так близко от него, они оказались восхитительными. Занятными игрушками из плоти и крови… Такими хрупкими….такими беспечными…. А самое смешное, они и правда поверили его словам. И решили, что с его помощью смогут разобраться во всем…

Он не сказал им ни слова лжи…. Но иногда правда, сказанная лишь частями, оказывается еще более бесстыдной выдумкой, чем откровенная ложь.

Юлия Бойко женские практики

Ему нравилось, как играли между собой эти котята…

Ему нравилось играть в них, в их истории. Он чувствовал себя опять почти живым….

Здесь, в его Соляных землях, время словно остановилось. Ярсон и Эльс купались в горячих источниках под снежным небом, они казались ему живыми, яркими цветами на воде….

Стреляли из прицельных катапульт по снеговым шапкам на соляных пиках, вызывая роскошные, фееричные извержения лавин….

Катались на огромных снежных линчах, похожих на северных медведей, размером с высоченную гору. Линчи, не смотря на свои гигантские размеры, от природы были ленивыми и невероятно медлительными, и спокойно, без страха, принимали в седло на своей спине даже Ярсона, оборотня-полукровку. Линчи переваливались, двигаясь, как две ползущие горы, а его котята — целовались на их вершинах, покачиваясь в седлах….

Именно таким он хотел бы сделать медовый месяц для Калисту. Отец обещал ей свадебное путешествие на любую из планет, но он знал, что ей бы здесь понравилось…. Дурочка Калисту, выбравшая для себя мерзавца с ржавым сердцем. Сбежавшая из княжества, как ночной призрак.

Юлия Бойко женские практики

Эльс совсем не похожа на нее….

Калисту никогда не была такой беспечной, с таким тонко прорисованным лицом, и обманчивой мягкостью всех движений. Калисту была, как стрела — напряженная, жесткая, удивительно цельная. И для него — удивительно настоящая….

Эльс достались лишь ее волосы и голос. Но и этого было достаточно для того, чтобы его раскачивало — от порыва скинуть ее в снег с горбатой спины линча. И посмотреть, как эта громадина наступит на барахтающуюся фигурку в мехах, впечатывая ее глубоко в соль этих земель…. До состояния, что он готов был своими руками придушить всех, кого почувствует замешанным в покушении на нее….

Они так много болтали с ней в последнее время….Эльс оказалась поразительно умненькой, эмоции ей мешали слишком часто, вмешиваясь бурным фейерверком в то, что она действительно умела, но если это подправить — из нее обещала получиться просто на редкость дивная ведьма. Если доживет….

Юлия Бойко женские практики

Рикаст давно научился выжигать в себе все эмоции.

Получится ли это у малышки Эльс? Калисту ведь так и не удалось…

Его забавляло то, как втянулся в нее крошка-княжич. В южную девчонку, которая была умнее его в десятки раз, и крутила теперь всеми его чувствами, его телом и всеми ощущениями, как звенящими браслетами на запястьях.

Когда вспоминала про Нилу и Вана — его девочка откровенно страдала. Кто бы мог подумать, что этот солдафон, Ван, черствый, как заплесневевшая корка, вдруг окажется для нее такой потерей…. просто открытой раной по живому.

Можно ли было бы то, что происходило между его котятами назвать любовью? Он был уверен, что нет. Но он еще помнил, как это было с ним…

Длинное скольжение любви, оставляющее следы, как коньки на блестящем катке… Она обвивает их, узкими цепкими руками, словно дикий и хищный цветок оплетает лианами свою добычу. И уже ни он, ни она — не помышляют о том, чтобы отстраниться, прервать этот танец, втянувший их в себя…. Красивые существа — игрушки для забавы, для такой горячей, жадной, изменчивой и томящей сущности, которую лишь отчаявшиеся могут назвать любовью…. Игрушки, ставшие сутью игры, самой игрой….

Он уже благодарил Богинь Тишины за такой подарок, доставшийся ему так легко? Да, уже сотни, сотни раз….. Но сегодня опять он чувствовал, насколько эти дети будоражат его кровь, все то, что умерло в нем, атрофировалось, высохло…. И искренне благодарил от всего сердца за свою месть…. волшебную и упоительную….

Юлия Бойко женские практики

Они и обманули его, как котята.

С отчаянной детской наглостью, с наивностью, которая всегда его так забавляла. И тем не менее, у них это сработало.

Он начал обучать Эльс, поддавшись ее уговорам. Он хотел, чтобы она училась у него… Он хотел, чтобы она уговаривала его — шлифовать ее дар…. Слишком хорошо она убедилась, как легко при желании он может разметать все ее умения, и теперь была готова на все, чтобы исправить это.

Он сам не заметил, как вовлекся в то, как живо и тонко она перенимала его силу…. Как это стало необходимо для него даже больше, чем для нее…

— Магия вбирает тебя в себя, как океанский прибой битой стекло. И выплескивает его из себя — осколки, превращенные в драгоценности. Тебя ведут, девочка… Отпусти себя… Отпусти себя, и позволь магии вливаться в тебя, позволь этой силе, мощи, яростному всхлипу — разжечь тебя…

Рикаст говорил — а глаза Эльс расширялись, превращая ее в портал. Открывая для него новые, упоительные, восхитительно-манящие миры.

— Ты — избрана. Для чего-то. Для кого-то… поэтому ты и оказалась в этих землях. Будет ли этим избранным твой мальчик? Я не знаю….. Вижу только, что ты относишься к магии, как к инструменту, и грустишь о том, что в твоих руках он не выглядит искусным и слаженным с тобой…. Но магия — как женщина. И даже маги-мужчины очаровывают ее, приручают — как женщину, а не как стихию. Те, кто относятся к магии, как к необузданной стихии, как к войне — редко выживают, ведь магия — это зеркало. Волшебное зеркало…. Что ты видишь в ней, девочка? Что ты видишь для себя в этом зеркале?

Юлия Бойко женские практики

Они стояли перед соляным озером.

Рикаст оказался в воде по колено, охваченный странным, будоражащим его вдохновением.

И слишком поздно заметил, что она делает. Сообразительная малышка, ухватившаяся за его слова, как за подсказку. Самое простенькое заклинание, которое умеет провернуть даже тупой озерный грум — усилить зеркальность воды…. Превратить ее в живое восприимчивое зеркало, отражающее мельчайшие движения не только его тела, но и всех тончайших оттенков эмоций.

— А теперь осторожно, мой князь…. — с ее голоса мгновенно слетела вся тихая, чарующая мягкость. Она замыкала его в круговом зеркале воды, как в ловушке, на это ее детских умений вполне хватало. — Все, что ты вдруг решишь предпринять сейчас — ударит в первую очередь по тебе же.

Ярсон, стоя на берегу, легко и прицельно-точно забросил в воду вокруг Рикаста несколько старых, просоленных кусков коры, из тех, что валялись на берегу озера. Как только кусок дерева попадал в воду, и оказывался поплавком на поверхности, Эльс тут же выставляла на него символ стихии, и подключала к нему всю нужную мощь. Чтобы ловушка держалась на сплаве природных сил, а не на ее собственной человеческой энергии.

Символ энергии соли зажегся над куском коры, и закрутился вихрем, заставляя деревяшку отчаянно крутиться на поверхности озера. Символ лучевого огня…. Символ зеркальной воды…. Символ вечных снегов этой земли….. быстро и четко она добавляла все остальные стихии, выставляя все идеально выверено и точно. 

Его котята работали так слажено….

Мальчик, легко попадающий старыми деревяшками именно в то место, которое требовалось для создания нужной пентаграммы, захлопнувшей ловушку вокруг тела Рикаста…. И малышка Эльс, почти прикусив кошачий розовый язычок от усердия, старательно сплетающая в воздухе схему, известную ей с 10 лет…. Известную любому начинающему кадету магической школы… самому глупому, самому наивному….

Рикаст засмеялся — ситуация была настолько же абсурдной, сколь и восхитительной. Эти дети додумались запереть его — его же силой, и вздумай он размыкать этот круг — он выжжет и уничтожит себя же изнутри. Его обвели вокруг пальца простейшей детской проделкой, и поставили перед ним противником — его же самого….

— Мы достаточно здесь развлекали тебя? Надеюсь, ты наигрался в нас…. — Эльс говорила с ним спокойно, но он видел, что его котята настроены решительно, и пойдут до конца. Что помешает им просто оставить его здесь? Никто из его людей не сможет помочь ему, даже если сразу убьют и мальчика и девочку. — Теперь настало время ответить на наши вопросы. Ведь мы для этого здесь?

Юлия Бойко «Книга за чаем»

Юлия Бойко женские практики

Вернуться в оглавление книги