7. Замок гремящих ручьев

Я была права — я пожалела об этом множество раз.

Желанна была абсолютно безжалостна. Селин была выжата почти до дна, и в какой-то момент мать Ярсона, увидев ее бесполезность, не дрогнувшим, как сабля…. нежно-васильковым голосом, велела ей уйти.

Галерея искусниц сотворила немало чудес, и под пьянящей красотой ее выпускниц часто скрывались жженые шрамы совсем не простых женских характеров и судеб…. Но  из всех, кого я знала, лишь в Желанне так причудливо сочетались   жемчужная нежность ее внешности, — и абсолютно драконье сердце.

Дальше энергию для того, чтобы поднять Ярсона она брала из его джильтов, молодых и самых сильных.

Для князя Мироша существовал свой кодекс чести. Он мог приказать, и выбранные люди беспрекословно отдали бы свои жизни за его сына. Но собрав дружину Ярсона, он предельно откровенно обрисовал им  ситуацию. И через час получил 10 добровольцев, не по приказу, а по своей воле готовых на все.

Юлия Бойко женские практики

Для ритуалов, чтобы поднять Ярсона, Желанна убедила князя перевезти нас в свой Замок  Гремящих ручьев.

Построенный высоко в горах, на горячих источниках, он поражал своими нежными изящными линиями. Так строили в наших Южных Землях.  Тонкие  витые башни и стены из розового, сияющего светом камня, поднимались над ледниками, и казались зацелованным солнцем раем. 

Именно здесь Желанна и собрала все своеобразные «ингредиенты для своего супа» — меня с Нестой, Ярсона, и 10 джильтов, готовых дать вскрыть себя и откачать силу времени и  энергию для Ярсона. Ван отказался остаться отдельно от меня. И сейчас он и джильты всей нашей охраны,  патрулировали стены замка.

Юлия Бойко женские практики

Ярсон полулежал в огромной каменной ванне из темно-зеленого  крапчатого нефрита. 

В полусне, погруженный в теплый, густой отвар трав. Я впервые видела его полностью обнаженным, и вдруг почувствовала, что мне нравится  смотреть на него, каким бы неуместным это сейчас ни казалось бы. У него было тело воина — мощное, литое, великолепное в своей мужской силе, даже со  спекшимися,  длинно-багровыми ртами его подживших  ран. 

Не смотря на всю свою молодость и силу, в естественном режиме он восстанавливался бы не меньше, чем пол года. У нас же было только 10 дней.

Неста потихоньку начала заговаривать отвар, наполнявший ванну Ярсона. Послушные ей травы заставили бесшумно забурлить воду вокруг тела Ярсона…. Запекшиеся корки его ран на глазах начинали светлеть, натягивая кожу вокруг….

Я сидела на краю ванны в его изголовье, опустив босые ступни в отвар, поддерживая своими коленями его плечи и шею. Ладонями держа его голову, я закручивала энергию в воронку, так чтобы она наполняла его тело сверху вниз.

Юлия Бойко женские практики

Энергию для воронки нагнетала Желанна.

Обнаженная до пояса, со спущенной на бедра тонкой рубашкой с обережными знаками. В таких отчаянных ритуалах вмешательства в чужую жизнь и чужое тело, — женщины всегда оголяли грудь, открывая свое сердце для Богинь Тишины. Соединяя себя с их Силой.

Грудь Желанны была, как две совершенные чаши, приподнятые сосками к сияющему солнцу, льющемуся из огромных окон замка.

Стоя в ногах Ярсона, она как дирижер особенного оркестра, закручивала и направляла лентами потоки из 10 джильтов. Их тела разложили на шкурах вокруг нас, как лепестки цветка, сердцевиной которого мы сейчас стали. Особым взмахом она вскрывала их грудь, пах и солнечные сплетения,  черпая Силу — и направляла ее в единый поток, разноцветный и кружевной. В  общий поток жизни для своего сына.

Энергии оборотней и людей стерли свои границы много веков назад. Мы выходили за них замуж и рожали отчаянно-прекрасных детей полукровок…. Мы усиливали друг друга своими особенностями, создавая новые виды — невероятной силы и полные древней магии…

Юлия Бойко женские практики

Но иногда тела и энергии людей и оборотней разнились настолько, что могли сжечь друг друга до тла….

Так случилось и сейчас. Кровь двух из десяти джильтов не подошла Ярсону,  вспениваясь фиолетовой чернотой возле его тела, создавая затор. И Желанна, заметив это,  быстро обрезала  потоки от них. Как щупальца, дышащие ядовитой тьмой…  Они лишь обожгли его грудь, заставив выгнуться напряженной дугой, и забиться в судорогах, больно надавив тяжеленной головой на мои колени.

Как огонь пробежал по коже….Мои волосы, для ритуала распущенные до щиколоток, — взметнулись вверх, почти вертикально телу Ярсона….. Искусности Желанны хватило, чтобы удержать все энергии, но на руках ее, от запястьев и выше —  очень скоро вспенились пузыри ожогов. После ритуала она выглядела так страшно, словно постарела на десятки лет… Ради сына она не щадила никого, и себя — в первую очередь….

Через несколько дней 9 джильтов увозили обратно на длинных санях, бессильных, как трупы.  Один не выжил совсем, навсегда оставшись в снегу, у горячих источников замка Желанны.

То, что происходило с Ярсоном все это время, мне вспоминать совсем не хотелось. Как и его бешенный гнев на то, что ради его жизни  — пришлось так жестоко вскрыть его людей. Свой кодекс чести был не только у князя Мироша.

Но это стоило того — сейчас Ярсон был на ногах, и внешне — как скала. Как и прежде,  один из лучших воинов Северного князя.

Юлия Бойко женские практики

А переговоры явно зашли в тупик.

Переговорщики обоих князей — во всех своих предложениях, уперлись в нерушимую стену. Ни одна сторона больше не собиралась уступать ни пяди, но и разойтись на этом  не могли. Новая война выжжет и Северные и Соляные земли, и это хорошо понимали здесь все.

Рикаст не мигая смотрел на меня, слушая что говорит переговорщик князя Мироша.

У него была гладко обритая голова, свободно открытая в леденящий мороз этих земель.  И глаза питона, с холодными зрачками рептилии-альбиноса.

Ощущения от его взгляда было таким, как будто под одежду мне поползли черви.

Юлия Бойко женские практики

Боевая магия никогда не была моей сильной стороной.

Энергии во мне развивали в других направлениях. Но обережное поле я умела плести достаточно хорошо.

Во всяком случае, так я о себе думала. То, что Рикаст спалит бирюзовые  потоки, которыми я вмиг окружила себя и Ярсона, — как только я выпустила их из себя, стало для меня обидной неожиданностью. Он просто выжег их напалмом и смахнул, как пыль, прежде чем я успела что-то закрепить.

Я просто смотрела, как накалилась в воздухе вокруг нас кружевная паутина силы — и осыпалась вниз. Рикаст не переходил в нападение, особенности этого места сдерживали его….. просто играл со мной.

Отсканировал знаки галереи искусниц на моих предплечьях….

Видел ли он, насколько сила Ярсона сейчас опиралась на меня?

Ярсон нет, но князь Соляных земель —  скорее всего да…..

Было так много, о чем говорили здесь на переговорах….. что касалось жизни и будущего стольких людей в этих землях. И мне совсем не хотелось знать, почему я так явно заинтересовала Рикаста на этих переговорах.

-Тайлер…. Тайлер Майн Лу…. — прошелестело во мне его голосом, и это было какое-то безумие. Внешне его лицо оставалось абсолютно непроницаемым, на тонком же уровне — я с ужасом видела, как он капая слюной, облизывается на меня. С тошнотворным сладострастием…. Раздувая ноздри, вдыхая меня, как наркотик.. — Ты пахнешь им…. Ты вся — в нем…. его кожа…. его вкус….

Все оттенки влечения…. жаркие желания тела, опьяняющие разум, манящие терпким, сладким, запредельным наслаждением — именно на это затачивали все мои способности…. Включать это состояние в мужских душах — всем своим существом, именно к этому меня готовили…. и мало что было в проявлениях тела и его желаний, что могло бы оттолкнуть или напугать меня…. Или  вызвать во мне такое омерзение, как пыталось коснуться моей кожи сейчас….

Рикаст вывалил язык, и на секунду мне показалось, что он лизнет меня прямо с того места, где он находился…. При этом, все это происходило на глазах у боевых магов князя Мироша, и я видела, что морок полностью застилал от них то, что он делает. Я пришла сюда под защитой Белой септы и воинов князя. За плечом Ярсона, как за незыблемым щитом… И оказалась наедине с существом, с опустошающей волей мага и душой маньяка. Перед которым все мои умения смешили и рассыпались, как детский лепет….

Юлия Бойко женские практики

Оскалившись, Рикаст выслушал последнее предложение князя Мироша.

Зубы у него были длиннее волчьих, и его тихое веселье вызывало во мне мурашки близкого ужаса. 

— Я согласен на это….. Если она поедет с нами. — палец его перчатки впечатался в мою сторону. — Как залог твоих слов.  И твой крошка-княжич тоже.

Ярсон, «крошка-княжич», повел широченными, как валуны плечами, освобождая мышцы шеи, застывшие в напряжении. Оставаясь за его спиной, я понимала, что он готов начать бой, не смотря на все последствия.

Юлия Бойко «Книга за чаем»

Юлия Бойко женские практики

Читать следующую главу

Вернуться в оглавление книги