9.1 Тонкая глупая линия жизни.

В сказках, которые ей в детстве рассказывала старая Шиира, у историй о принцессах всегда был счастливый конец. Селин никогда не была принцессой, но неизменно примеряла эти истории на себя, как роскошные платья, расшитые серебром. И в конце концов они незримо приросли к ее коже, став частью ее души.

Сейчас, благодаря Ярсону — волшебные платья из сказок стали уже привычной частью ее жизни. Княжич всегда был невероятно щедр с ней, и она могла позволить себе все. Даже то, что не каждой княжне было доступно в этих землях. Любые украшения, любые забавы и развлечения, любые лакомства….

В замке он обустроил для Селин отдельный уголок в дальней башке, небольшой, но с роскошной ванной и постелью, утопающей в мехах, украшенной балдахином из рианских шелков. Тело ее теперь под одеждой — ласкало лишь тончайшее белье из пенных кружев, — никаких холщовых рубашек, колючих штанов или жестких нижних юбок. И сама кожа ее, благодаря восхитительным бальзамам и протираниям, созданным далеко за границами княжества, у Карамельных дев, приобрела сияющий медовый оттенок. Став нежной-нежной, и сладостной на вкус…. Словно позабыв и ее происхождение, и все синяки и ссадины, которые так щедро наставляла ей жизнь.

Благодаря Ярсону, теперь она жила, как принцесса. И уже никто не узнал бы в изысканной, холеной избраннице княжеского сына — ту забитую рыжую девчонку, за которую никому бы и в голову не пришло заступиться, когда ее травили, какой была когда-то Селин.

Ее красота была несколько своеобразной, но очень яркой, подсвеченной льющейся через край чувственностью. И она умела подчеркнуть ее соответствующей оправой.

За огненно-рыжим водопадом волос, изгибы ее спины все еще хранили давние шрамы от ожогов. Но для них с Ярсоном это было скорее ее пикантной особенностью, которая заводила их обоих, чем изъяном ее красоты.

Избранницей Ярсона — именно так она привыкла воспринимать себя. Она не была для него наложницей, хоть и проводила каждую ночь в его постели с 15 лет, и он никому не позволял называть ее так — она по-настоящему жила в его сердце.

Поэтому, привыкнув ощущать себя рядом с ним принцессой, она железно знала, что у их истории обязательно будет счастливый конец. Теперь же — словно топкий берег обваливался под ее ногами…. утягивая ее в зловонную, зыбучую глубину….

***

— Ты обманул меня!!!! — Селин с отчаяньем барабанила кулаками по закрытой двери. До этого она одним рывком промчалась все переходы лестницы, ведущей на самый верх Сонной башни. Почти не замечая ступеньки, перескакивая сразу через несколько. Не замечая того, что сердце ее сейчас готово взорваться в груди, вскрыв тело кровавым фейерверком… — Ты обещал мне сохранить ему жизнь!!!!

Дверь распахнулась, и Селин, потеряв равновесие, ввалилась вовнутрь. И сейчас же, железная плита бесшумно захлопнулась за ней, перекрывая доступ к свету.

Ее приняла абсолютная темнота. Лишь через пару секунд, в которые она слышала только свое рвущееся, тяжелое дыхание, перед ней зажегся шар бледного света. Высветивший сначала только мужские сапоги из пятнистой кожи.

А потом и руку в сухой шершавой перчатке, которая жестоко взяв ее под горло, почти приподняла над полом.

— Тебе совсем жить надоело, безмозглая тварь? — в его шепоте явно звучала брезгливость. — Достаточно того, что ты устроила на турнире…. надо было сразу вышибить тебе мозги, прямо там, на арене…. В следующий раз мой зверь не будет так острожен.

— Ты обещал, что Ярсон останется жив…. — Селин еле слышно всхлипнула, она была в ужасе от всего, что произошло….. От всего, что она натворила….. И от того, как легко сейчас этот страшный человек может смять ее жизнь, свернуть ей шею, и переступить, даже не оглянувшись….. — Ты обещал, что иерохонт лишь немного зацепит его в конце боя…. чтобы отложить свадьбу….

— Я обещал тебе, что улажу твою проблему. И что ты получишь своего княжича на блюде…. — он отшвырнул ее обратно в темноту. Шар света медленно поплыл за ним, выхватывая своим светом то часть его волос, то зашнурованный до локтя, бордовый рукав, то длинный гервинский кинжал в изогнутых ножнах. — Похоже, ты решила нарушить наш договор. И закрутила свою игру…..

Селин приподнялась над полом, опираясь на руку. Сейчас ей было так страшно, как никогда в жизни. В голове — судорожно скакали мысли — она из всех сил искала решение, которое могло бы помочь ей хоть как-то выжить — и больше не находила его….

***

На турнире все произошло так быстро, что только когда иерохонт уже начал крушить трибуны, оставив за собой окровавленное тело Ярсона, Селин поняла что наделала.

Зажав перчатками рот, она беззвучно выла, в ужасе глядя на то, что стало с мужчиной, который так долго был ее миром.

Эльс оказалась на арене, среди всех остальных зрителей, сметенных с трибуны. Смешно тряся головой, выбираясь из под тяжелого мехового плаща, накрывшего ее….

Изначально она должна была сидеть совсем в другой части арены, именно в той, которую зверь сейчас идеально не затронул, и в этом слишком явно читалась жесткая, расчетливая магия…. Именно там, где находилась сейчас Селин.

Эльс пересадили на новые, более удобные места, в самый последний момент. И практически все, кто еще минуту назад окружал ее здесь, теперь были уже или мертвы или искалечены иерохонтом. Тела их походили теперь на фарш, кое где прикрытый окровавленной одеждой….

Зажав рот руками, Селин видела, как огромная железная решетка, рухнувшая сверху, зацепившись за бронированные ячейки на шее зверя, — несется на Эльс…. Ее обманули…. обманули, — ни про смерть Ярсона, ни про смерть Эльс они точно не договаривались.

Джильты князя стреляли в иерохонта уже несколько раз, Ван бросился наперерез зверю, чтобы укрыть собой Эльс, но не успевал….. отчаянно, опаздывая на доли секунды, не успевал…..

Почему Селин сделала это — она не знала и сама. Ей хотелось бы ненавидеть эту южную девчонку — всей душой. И не раз, пока продолжалась их язвительная женская война, ей казалось, что окажись сейчас в ее руках арбалет Ярсона — она стреляла бы в нее упор, не дрогнув. Протыкая ее не в меру идеальную грудь — с настоящим наслаждением.

Но сейчас, расширенными глазами глядя на то, как взбесившийся зверь собирается навсегда избавить ее от проблемы по имени Эллиэйс, Селин вдруг сорвала с пальца колючее, заговоренное кольцо… Кольцо, которое вручил ей страшный человек, когда они заключили сделку….. Кольцо, обеспечившее ей обережное поле от всего что будет происходить…. и бросила его в пространство над Эльс, прошептав ее имя.

И глядя, как сверкающий металл на миг засветившись в воздухе, зеленоватой пылью осыпается теперь на голову невесты Ярсона, она с облегчением поняла — зверя наконец-то застрелили.

И только потом уже пришла мысль, что она помешала чужой, холодной и скользкой воле, ведущей с ними всеми свою игру. И оставила себя, словно вскрытую черепаху без панциря — совершенно без защиты. Отдав ее другой. Обнажив до предела свою тонкую, глупую линию жизни….

А тот, чьи планы она так внезапно нарушила, теперь надвигался на нее из темноты. И увидев его глаза, Селин в ужасе закричала, зная что никто не услышит ее, и никто не придет на помощь….

Юлия Бойко

Юлия Бойко женские практики

Перейти к следующей главе

Вернуться в оглавление книги