Глава 1. Начало. Все девушки мечтают стать невестами.

Все девушки мечтают стать невестами. 

Кажется, нет ничего слаще этого предвкушения, радужного волнения и надежды – стать любимой, стать женой для особенного, самого лучшего мужчины на свете.

Мне 17 лет и я невеста.  В чужой, заснеженной, равнодушной земле. 

Мой будущий муж – Ярсон, младший из 15 сыновей князя Мироша. 

А это значит – что земли и славу ему придется добывать самому. Если повезет.

Все, что было достойного у его отца – унаследовали те, кто успел родиться пораньше.

Нас привезли сюда на  громадном корабле, угрюмом и почерневшем. 

И я, выросшая у теплой, воркующей воды в лагуне Золотых океанов, училась впускать в себя холод и снег. Училась принимать стылую, иссиня-черную глубину этих вод, с чудовищными белесыми спинами огромных рыбин, скользящих иногда у  самой поверхности воды. Иногда она даже начинала казаться мне по-своему красивой.

В галерее искусниц нас слишком хорошо обучили тому, как чутко твое состояние и твои возможности зависят от того, с чем ты соединяешься и взаимодействуешь вокруг. С какой Мощью. И какую энергию умеешь вплетать в потоки  своей Силы.

Я была тщательно обучена, но опыта – глубинного и яркого, такого, который по-настоящему проявил бы мою суть и Силу, мне, конечно же, недоставало.  

Здесь мне предстояло теперь жить. И  чужую, колючую и незнакомую энергию этой земли мне хочешь-не хочешь приходилось  теперь принимать и приручать, чтобы сделать своей.

Впереди показалась заснеженная земля. 

Неста, одна из немногих, кто решился сопровождать меня сюда,  чуть слышно вздохнула и придвинулась ко мне.

Протянула  приготовленный заранее мешочек из синего бархата.  Также как и я, она не отрываясь, смотрела на новые берега, так же, как и я, она надеялась, что они примут нас.

Стянув пушистые   рукавицы, я взяла мешочек, и шагнула к борту. Мороз жадно лизнул пальцы, но я не замечала этого.

Передо мной лежал новый, чужой, скованный льдами край, которому суждено было стать моим домом.

Закрыв глаза, я сделала глубокий вдох… и выдох…. чувствуя, как тело привычно расслабляется, и, позволяя переместиться   своему восприятию на иной уровень.  

По моим пальцам из мешочка заструилось зерно, крупное, отборное… орехи… кусочки лакомых засахаренных фруктов…  плоды, которые дарила людям моя солнечная родина. Плоды, которые я, как дар, как подношение,  отдавала сейчас духам этой новой земли…. Мощным духам здешних вод и ветров….

Поток изобильных плодов стекал по моей ладони в воду…  в какой-то момент его снизу словно подхватил ветер, взметнув вверх фонтанчиком зерна,  орехов и водяных брызг… И потом глубина этих вод приняла, втянула  в себя подношение, на мгновение жемчужной вспышкой подсветившись изнутри.

На берегу нас встречали, и мое сердце тревожно сжалось от предвкушения.

Я видела на снегу четкие силуэты всадников, их было человек 20, и, задержав дыхание, я выискивала среди них глазами Ярсона.

Кони под ними были драконьей крови – огромные, золото-черные, с бешеными глазами и таким же зубастым, непредсказуемым нравом – только такие могли выжить в этих снегах, только такие могли подойти джильтам – дружине княжеского сына. Пусть даже и самого младшего. Возле них нас ждали сани, застланные пятнистыми шкурами, видимо предназначенные для меня.

Ярсон…. За долгие недели плаванья мне нравилось представлять нашу встречу.

Представлять себе – какой он будет, и как он встретит меня…. Как под скалой его породистой и жесткой мужской  силы проступит нежность ко мне… Как я смогу затронуть его душу, как я почувствую это, и …. Я засыпала в сладком предвкушении, и в полусне – проживала нашу встречу… как то, что станет очень особенным и зажжет нашу жизнь – друг для друга.

Мы пересели в громадную лодку с  высокими бортами, и она тяжело отчалила от корабля, чтобы доставить  меня, Несту и моих людей  на берег.

Я смотрела на тех, кто ждал нас на берегу… пытаясь почувствовать кто из них Ярсон… кто из них тот, кто совсем скоро станет моим мужем. Мне казалось, я смогу узнать его сразу.

То, что он совсем не понравится мне,   стало для меня полной неожиданностью. На это я совсем не рассчитывала.

Он был очень-очень…очень  красивый.

И очень мне не рад. Хотя и был уверен, что замечательно скрывает это.

У него было типичное для оборотня высоченное, мощное тело с широченными плечами, насмешливые глаза и очень светлые волосы, остриженные в форме шлема. 

Одежда, отороченная мехом, как и на его джильтах,  такого же цвета и фасона – стирала его с ними в одно целое.

Я почувствовала что он – это он, —  больше по его оружию, – в простых, потертых кожаных ножнах жил настоящий артефакт.

Даже отсюда я чувствовала гремучее дыхание силы, исходящее от заговоренной стали. Древней и жесткой, колючей Силы.

Лет его мечу было похоже многим  больше, чем всем, кто присутствовал на берегу. Даже если сложить наши жизни все вместе взятые.

Может быть, князь Мирош и оставлял своего 15-го сына практически без наследства. Но меч, окутанный невероятной магией, древней, боевой, замешанной на крови, княжич, признанный его законным сыном, получал,  как только начинал доставать до  коня.

Это пение древней крови в оружии совсем не сочеталось с  широченным нежным ртом лакомки – который был у его владельца.

В галерее искусниц меня готовили быть его женой. 

И я  самоуверенно  думала, что знаю про него так много.

Я ждала витязя, а встречал меня  веселый мальчишка-полузверь, получивший меня в новые игрушки.

Возле него, на таком же драконьем беспокойном коне  – статуэткой застыла маленькая изящная женская фигурка в серебристых мехах. И до того, как я смогла ближе разглядеть ее – перед моими глазами засияли  энергетические нити в пространстве между ними… множество-множество нитей с голубоватыми, золотыми  и оранжевыми отблесками….  Эта девушка рядом значила для него гораздо больше, чем все остальные…. И уж точно гораздо больше, чем я, свежепривезенная невеста из дальних стран.

У его избранницы были глаза, как льдинки, как стылые спины рыб, в глубинах этих вод.  Точеные скулы и лицо, словно выписанное причудливой кистью художника. В нем красота странно сочеталась с отчаянной неправильностью черт.

Из-под пушистой меховой шапочки выбивались   непокорные, огненно рыжие колечки волос.

Селин… ее имя пришло, как знание. Мурашками по коже, вызывающими слишком неуютное беспокойство.

Мне, конечно же, хотелось бы поразить их всех томной грацией своих движений.

Быть текучей, и манящей, и бесконечно нежной, обещающей сладкие плоды. По-моему так говорила Гристаль в галерее искусниц, описывая первое впечатление, которое должна произвести невеста на своего будущего мужа.

В тяжеленной шубе, укутанная в бесконечные слои одежды,  я чувствовала себя,  словно обернутой в ковер.

С неподражаемой грацией колоды, почти перевалилась на руки принявшим меня джильтам.  Одна из моих кос до колен, сейчас же зацепилась за упряжь лошадей. Пока меня освобождали и усаживали в сани, застланные пятнистыми шкурами, Ярсон  наблюдал за этим с подозрительно  невозмутимым  лицом.

— Редкостные сокровища заносит в наши края южный ветер. —  Селин  говорила на горном диалекте, не зная, что я изучала его в галерее искусниц.  Хотя, даже если она и знала,  это мало ее заботило.  —  Твоя невеста, Ярсон,  умеет очаровывать. 

Юлия Бойко.

Юлия Бойко женские практики

Продолжение ты можешь прочесть здесь

Юлия Бойко женские практики

Первый раз начало опубликовано было 6 сентября 2018 г. в моих группах Вконтакте и в фейсбук. Благодарю вас за ваши теплые отзывы)))

Юлия Бойко женские практики

Продолжение ты можешь прочесть здесь

Юлия Бойко женские практики

Вернуться в оглавление книги