9. Ответы полумирья

Мы все понимали, что скоро настанет пора возвращаться. Без Несты и Вана — я осталась совсем одна, и не могла представить, что их больше нет. Меня разрывало от внутренней боли, хотелось кричать в голос, чтобы хоть немного выпустить все это из себя…. Злость и отчаянье клокотали и бились внутри моего тела, как черные крылья…

Я не ждала, что Ярсон сможет облегчить мою боль, не тянулась к нему за утешением. Его сердце было закрыто от меня, и я поняла, что устала с этим бороться. Все, что он мог предложить мне — свою мужскую защиту…. Свое имя и свой титул, ставшие сейчас абсолютно не важными для меня Может быть, еще немного своей дружеской поддержки…. и искреннее наслаждение моим телом, такое пустое для меня сейчас….

Ярсон удивил меня…. Даже здесь, в полумирьи.

Я так привыкла биться за него, сначала за его внимание, а потом за его жизнь…. что так до сих пор и не узнала, что в его теле живет ласка…. Не ликующая, и зажигающая тело. А возвращающая меня к жизни… Что его объятия могут быть такими теплыми, как солнечная лагуна, с упругой лазурной водой, баюкающей тебя у самой своей поверхности…. И что он умеет обнимать так, что я вдруг наконец-то почувствовала, что из меня как будто вынули острый штырь боли…. и на сердце наложили целительное обезболивание….

И может быть его действие будет очень временным, это я понимала…. но такая передышка возвращает мне воздух… я могу дышать, замерев в этом мгновении, и не биться от горя….

— Эльс…. Моя Эльс… — обнимая меня, Ярсон прижался губами к моему виску. К завиткам волос, выбившимся из-под серебряного обруча. — Нам пора уходить отсюда…. И я должен узнать все, что Рикаст готов сейчас рассказать нам.

Князь Соляных земель стоял, отвернувшись от нас, дав Ярсону время привести меня в чувство.

Глядя из полумирья на наши тела внизу, у подножия Белой септы. Привыкшие считать его своим главным врагом… Шахматные фигурки под ударом…

— Я не знаю от кого идут приказы, все слишком скрыто. Даже для меня. — Рикаст покачал головой, опережая наш вопрос. Повернувшись, медленно вытер струйки крови, стекающие из ушей по шее, за капюшон куртки. Запахнул полы, пряча впалую, безволосую грудь. — Джильт на турнире, который пытался вскрыть тебе, мальчик, горло, был не первым, это вы знаете и сами. Все началось за несколько месяцев до этого, не так ли?

Подняв к Ярсону лицо, я видела, как соединяются в его памяти отдельные короткие эпизоды, которые произошли еще до турнира….. В целую связку шершавых, жестоких событий. И как четко он теперь увидел, насколько его вели по самому краю.

Было так легко обвинять в этом князя Соляных земель. И так страшно вглядываться в тех, кто был ближе.

Рикаст все также вызывал во мне физическое отвращение. Но мой гнев на время ушел с поверхности, уступив место усталости, и какому-то странному отупению. Так мое тело пыталось, словно маковым сонным настоем, замедлить меня, обезболить раскрытую рану внутри.

— Я хочу знать, как это случилось. С Нестой и Ваном. Как они погибли. — В этом была моя просьба, я знала, что не смогу сама просмотреть эти события. Просто не хватит ни сил, ни решимости. И Рикаст услышал меня.

Он потянулся ко мне, и осторожно положил мои руки на свою ладонь, как на блюдо.

Я почувствовала, как снизу, прямо в сердце моих ладоней, он направляет от себя поток…. показывая мне то, что я сама не смогла бы просмотреть…. усиливая мои способности своей энергией.

Я увидела Несту, с кожей, опаленной ядом до кровавых волдырей. Скорчившись, она угасала в моих покоях, вцепившись пальцами в приготовленное для меня платье. В предсмертном хрипе не в силах разжать пальцы, которые жгло и жгло ядом…. Светло-голубое платье, с дивной серебряной вышивкой, оно было так заманчиво разложено для меня на кровати, в ожидании моего возвращения.

Новое платье, цветов дома Северного князя, принимавшего меня в Род. Изумительно красивое, и такого непривычного для нас покроя….. Слишком красивое платье, для того, чтобы Неста не удержалась, и примеряя, приложила его к себе, опалив кожу ядом, предназначавшимся мне. Она силилась подняться и позвать на помощь, но все соскальзывала и соскальзывала на пол. Сползая вниз, за черту Яви, оставляя этот мир…. Уходя в страну шепчущих трав, которые не смогли спасти ее здесь. Но примут ее там обережным кольцом, баюкающим ее покой и радость…. Моя Неста…. такая неотделимая часть моей жизни….

— Я уже не помню, как жила без нее, и не знаю, как смогу без нее теперь. Кто это сделал с ней?

— Тот, кто слишком хорошо умеет поднимать одни земли против других. Тот, кому слишком мешает упрямый мальчик. И его не в меру обученная девочка.

Юлия Бойко

Юлия Бойко женские практики

Вернуться в оглавление книги